Каппадокия
know_no

Shit Burger: Japanese Researcher Creates Artificial Meat From Human Fece...
know_no

Терраформирование
know_no


Терраформирование
know_no

moon landskapes of Earth
know_no


"Незнайка на Луне" Н.Носов
know_no




Расставшись с Мигой и Жулио, Крабс не поехал сразу же в банк, а заехал
сначала в редакцию газеты "Давилонские юморески". Хозяином этой газеты был
не кто иной, как господин Спрутс, иначе говоря, она издавалась на Спрутсовы
средства. Здание редакции, а также все печатные машины и все оборудование
типографии принадлежали Спрутсу. Все сотрудники, начиная от редактора и
кончая самым незначительным наборщиком, оплачивались из денег, которые давал
Спрутс. Правда, и доход, который получался от продажи газет, целиком
поступал в распоряжение Спрутса.
Нужно, однако, сказать, что доход этот был не так уж велик и частенько
не превышал расходов. Но господин Спрутс и не гнался здесь за большими
барышами. Газета нужна была ему не для прибыли, а для того, чтобы
беспрепятственно рекламировать свои товары. Осуществлялась эта реклама с
большой хитростью. А именно: в газете часто печатались так называемые
художественные рассказы, причем если герои рассказа садились пить чай, то
автор обязательно упоминал, что чай пили с сахаром, который производился на
спрутсовских сахарных заводах. Хозяйка, разливая чай, обязательно говорила,
что сахар она всегда покупает спрутсовский, потому что он очень сладкий и
очень питательный. Если автор рассказа описывал внешность героя, то всегда,
как бы невзначай, упоминал, что пиджак его был куплен лет десять --
пятнадцать назад, но выглядел как новенький, потому что был сшит из ткани,
выпущенной Спрутсовской мануфактурой. Все положительные герои, то есть все
хорошие, богатые, состоятельные или так называемые респектабельные
коротышки, в этих рассказах обязательно покупали ткани, выпущенные
Спрутсовской фабрикой, и пили чай со спрутсовским сахаром. В этом и
заключался секрет их преуспевания. Ткани носились долго, а сахару, ввиду
будто бы его необычайной сладости, требовалось немного, что способствовало
сбережению денег и накоплению богатств. А все скверные коротышки в этих
рассказах покупали ткани каких-нибудь других фабрик и пили чай с другим
сахаром, отчего их преследовали неудачи, они постоянно болели и никак не
могли выбиться из нищеты.

"Незнайка на Луне" Н.Носов
know_no



-- Господа! -- закричал, вскакивая, Скуперфильд. -- Господа, зачем вам
делить три миллиона на тридцать один? Это же трудно! Гораздо легче поделить
три миллиона на тридцать. Не считайте меня. Вас останется ровно тридцать.
Три миллиона поделите на тридцать, получится ровно по сто тысяч с каждого.
Таким образом, вам не придется тратить время на расчеты, а время, как
известно, дороже денег, потому что деньги можно вернуть, а потраченное время
не вернешь ни за что на свете...


Говоря это, Скуперфильд вылез из-за стола и начал пробираться к двери
-- как был, с компрессом на голове. Увидев этот маневр. Спрутс закричал:
-- Держите его! Не дайте ему сбежать!
Несколько капиталистов бросились ловить Скуперфильда, однако он проявил
необычную прыть: ударом трости сшиб кинувшегося ему наперерез владельца
многочисленных ночлежных домов господина Дрянинга, толчком ноги распахнул
дверь и загремел вниз по лестнице.
Заметив, что капиталисты Скрягинс и Жадинг тоже вылезли из-за стола с
явным намерением дать тягу, господин Спрутс велел секретарше запереть дверь
на ключ и сказал:
-- Господа, прежде всего мы должны осудить этот недостойный поступок и
исключить Скуперфильда из членов нашего сообщества. Отныне никто не должен
иметь с ним никаких дел. Наш бредлам будет всячески преследовать его. Скоро
он поймет, что, нарушив наши правила и выбыв из членов бредлама, он потерял
значительно больше, чем ему кажется... А теперь, господа, может быть, еще
кому-нибудь хочется отправиться вслед за Скуперфильдом?..

"Незнайка на Луне" Н Носов
know_no



-- Может быть, господин Спрутс хотел бы сам взяться за строительство
летательного корабля и поднажиться на этом? -- высказал предположение Жулио.
-- Нет, нет! -- воскликнул господин Крабс. -- Господин Спрутс считает,
что это невыгодное и даже чрезвычайно вредное предприятие. Вы представляете
себе, что может случиться, когда на нашей планете появятся эти гигантские
растения? Питательных продуктов станет очень много. Все станет дешево.
Исчезнет нищета! Кто в таком случае захочет работать на нас с вами? Что
станет с капиталистами? Вот вы, например, стали теперь богатыми. Все смотрят
на вас с завистью. У вас много денег. Вы можете удовлетворить все свои
прихоти. Можете нанять себе шофера, чтоб возил вас на автомашине, можете
нанять слуг, чтоб исполняли все ваши приказания: убирали ваше помещение,
ухаживали за вашей собакой, выколачивали ковры, натягивали на вас гамаши, да
мало ли что! А кто должен делать все это? Все это должны делать для вас
бедняки, нуждающиеся в заработке. А какой бедняк пойдет к вам в услужение,
если он ни в чем не нуждается?.. Вам ведь придется самим все делать. Для
чего же тогда вам все ваше богатство? Вы понимаете теперь, какая беда грозит
всем богачам от этих гигантских растений? Если и настанет такое время, когда
всем станет хорошо, то богачам обязательно станет плохо. Учтите это.
Мига и Жулио призадумались и сначала даже не знали, что сказать. Жулио
принялся тереть рукой лоб, словно это помогало ему собраться с мыслями, и
наконец буркнул сердито:
-- Что же, по-вашему, мы должны отказаться от такого выгодного
предприятия?
-- Но вы же сами видите, что предприятие вовсе не выгодно, -- сказал
Крабс.
-- Что же нам делать?
-- А ничего и не нужно делать, -- с веселой улыбкой ответил Крабс. Вам
нужно просто исчезнуть.
-- Как -- исчезнуть? Вот так просто исчезнуть? Даром?! -- закричал
Мига.
-- Ну, зачем же даром? -- спокойным голосом сказал Крабс. --
Прихватывайте с собой пять миллионов, которые вы успели выручить от продажи
акций, и удирайте куда-нибудь подальше.
-- Спасибо, что разрешаете нам взять наши же денежки! -- сердито
проворчал Мига. -- Мы собирались выручить значительно больше.
-- Ну, куда вам больше? Это же пять миллионов!
-- Но на двоих! -- воскликнул Мига.
-- Что ж, на каждого по два с половиной миллиона -- это не мало, --
рассудительно сказал Крабс.

(no subject)
know_no
Однажды Незнайка и Козлик сидели и разговаривали, как обычно.
Неожиданно дверь отворилась. Они думали, что пришел Мига, но в контору вошел
незнакомый коротышка. На нем была ветхая блуза с протертыми на локтях
рукавами. Когда-то она была синяя, но от долгого употребления выцвела и
побелела, особенно на плечах. Брюки на нем были какого-то непонятного
грязновато-серого цвета, с махрами внизу, а на коленках красовались две
большие, аккуратно пришитые четырехугольные заплатки из черной материи.
Голову его украшала старая соломенная шляпа с дыркой на самом видном месте и
с оборванными, словно обгрызенными по краям полями, из-под которых
выбивались седые волосы.
Незнайка невольно улыбнулся, увидев этот маскарадный наряд, но его
улыбка моментально исчезла, как только он взглянул на лицо вошедшего. Оно
было худое, словно иссохшее, и смуглое, как бывает у коротышек, которые по
целым дням работают на открытом воздухе. Выражение лица было строгое. Но
особенно поражали глаза. Они глядели из-под седых бровей настороженно, с
тревогой, но в то же время с достоинством и не то с затаенной болью, не то с
укоризной. Нет, Незнайка не мог смеяться, встретившись с взглядом этих
печальных глаз, да и никто бы не смог смеяться.
Поздоровавшись с воззрившимся на него Незнайкой и Козликом, седой
коротышка поставил в угол суковатую палку, которую держал в руках, достал из
кармана аккуратно сложенный клочок газеты, развернул его и, показав
Незнайке, спросил:
-- Это у вас?

Незнайка разглядел напечатанное в газете объявление об учреждении
Акционерного общества гигантских растений и кивнул головой:
-- У нас.
Козлик подвинул к гостю мягкое кресло и учтиво сказал:
-- Садитесь вот на креслице, дедушка.
Вошедший поблагодарил Козлика, сел на краешек кресла и сказал:
-- Значит, все это правда?
-- Что -- правда? -- не понял Незнайка.
-- Ну, правда, что существуют эти сказочные семена?
-- Конечно, правда, -- ответил Незнайка. -- Но семена эти вовсе не
сказочные, а самые настоящие. Ничего сказочного или фантастического в этом
нет.
-- Вы бы не говорили так, если бы знали, что это значит для нас,
бедняков! -- сказал коротышка. -- Я вот... мы вот... -- заговорил он
волнуясь. -- Мы всем селом вот собрались: хотим содействовать этому великому
делу, то есть тоже, значит, хотим быть акционерами. Мы всем обществом
собрали вот деньги... Каждый дал сколько мог...
Он сунул за пазуху руку и "вытащил носовой платочек, в котором были
завязаны узелком деньги.
-- Сколько же вы хотите приобрести акций? -- спросил Незнайка.
-- Одну, голубчик! Только одну! Нам удалось собрать всего лишь фертинг,
да и то по нашим доходам это большая сумма.
-- Но на одну акцию придется очень немного семян. Их ведь не хватит на
все ваше село, -- сказал Козлик.
-- Голубчик, да вы дайте нам хоть одно зернышко! Пусть у нас вырастет
хоть один гигантский огурец. Разве мы станем есть его? Мы его оставим на
семена. Весь урожай оставим на семена. И второй урожай, если понадобится,
оставим, и третий... Мы согласны ждать и год, и два, и три, и четыре. Пусть
только будет у нас надежда, что когда-нибудь мы выбьемся из нищеты. С
надеждой, голубчик, жить легче.

"Незнайка на Луне" Н.Носов
know_no
От нечего делать Незнайка часто смотрел на висевшую на стене
картину с непонятными кривульками и загогулинками и все силился понять, что
на ней нарисовано.
-- Ты, братец, лучше на эту картину не смотри, -- говорил ему Козлик.
Не ломай голову зря. Тут все равно ничего понять нельзя. У нас все художники
так рисуют, потому что богачи только такие картины и покупают. Один намалюет
такие вот загогулинки, другой изобразит какие-то непонятные закорючечки,
третий вовсе нальет жидкой краски в лохань и хватит ею посреди холста, так
что получится какое-то несуразное, бессмысленное пятно. Ты на это пятно
смотришь и ничего не можешь понять -- просто мерзость какая-то! А богачи
смотрят да еще и похваливают. "Нам, говорят, и не нужно, чтоб картина была
понятная. Мы вовсе не хотим, чтоб какой-то художник чему-то там нас учил.
Богатый и без художника все понимает, а бедняку и не нужно ничего понимать.
На то он и бедняк, чтоб ничего не понимать и в темноте жить". Видишь, как
рассуждают!.. Я таких рассуждений вдоволь наслушался, когда работают у
мыльного фабриканта.

?

Log in